?

Log in

No account? Create an account

Февраль, 7, 2013

Очень правильный анализ нашей эстонской болезни. Не без неточностей и некоторой однобокости, но качественный. Хотите что-то о нас узнать? Вот оно всё так. Бедная, маленькая, печальная страна.
Простите, что выдержки без ката.

С одной стороны молочный суп с селедкой, с другой — спортивные штаны и страшная рожа оккупанта. 10:10 в пользу абсолютной и непреодолимой дезинтеграции двух живущих бок о бок народов.

В интеграционные программы здесь вбухиваются огромные деньги, расходуются многомиллионные европейские гранты, но результат даже не нулевой, а скорее отрицательный. Согласно опросу, проведенному центром исследований Евросоюза по расизму и ксенофобии, Эстония является самой расистски настроенной страной ЕС.

История о переходе русских гимназий на эстонский язык преподавания началась не вчера и закончится явно не завтра. На эту тему здесь реагируют примерно так же, как американский уголовник — на вид электрического стула: всех немедленно начинает трясти.

Потом умные люди из парламента объяснят мне, что никакие предметы в этой прекрасной школе на эстонском никогда не преподавались и преподаваться не будут. За нее будет насмерть стоять все русское население Таллина. Директор же действует «согласно обстоятельствам», вежливо показывая заезжему журналисту потемкинские деревни. Это мудрый директор и отличная школа. Просто каждый спасается как может.

И боже упаси, если эта поддержка придет со стороны России: любая попытка российского МИДа вмешаться в судьбу русских гимназий приведет к обратному результату. Имперский бас России для хрупкой эстонской политики это призыв к сопротивлению до последней капли крови.

На русском языке здесь и правда не делается ничего. Не переводятся законы, не пишутся инструкции по употреблению лекарств, безопасности на транспорте и производстве, на русском не принимаются судебные иски. Вся политическая жизнь Эстонии происходит только на эстонском, о ее содержании русские по большей части просто не знают. Русские, составляющие примерно треть населения страны, живут в зоне странной гражданской изоляции — они как будто невидимы. Их как бы здесь нет.

— Кто самый опасный человек для эстонского политика? Имеющий гражданство и свободно владеющий эстонским языком русский. Мы что, берем его в свой парламент, в свое правительство, в свое министерство? Откройте любой сайт эстонских министерств. Если вы найдете там два-три процента русских фамилий, то это большой сюрприз. И конечно, эти ребята в школах знают, что их все равно не принимают за своих…

— Дело не в том, что скучно… — Яна задумчиво подбирает точное слово. — Как-то болотно. Понимаете, у нас нет общей идеи, которая бы нас сплотила и куда-то двигала. У меня пятеро детей, они все уезжают, и я не возражаю.

— Вы поймите, никакой проблемы-то нет, — тихо говорит Саша. — Все, кто хотел выучить эстонский, его давно выучили. Если вам есть чем заняться, вы можете здесь жить и ничего этого вообще не замечать.

От Таллина до Хельсинки ходит паром. Билет стоит недорого, виза не нужна. Полтора часа — и ты в шоколаде. Получается, что знаменитый медицинский факультет Тартуского университета готовит кадры для Евросоюза, но не для самой Эстонии. Бастующие врачи — это те, кто отказался от соблазна эмиграции, истинные патриоты. Но премьер уже успел ответить на их требования: «Зарплата не поднимется. Другого ответа не будет». Так зачем же этим детям возвращаться?

В идеологической борьбе между русским и эстонским победу одержали совсем другие языки: английский, финский, шведский, немецкий. Маленькая Эстония, безнадежно теряющая собственных детей, транзитный пункт между Востоком и Западом.

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн chasethestars